Земля-матушка! Это присловье часто можно было слышать в кубанских хуторах и станицах. В нем отразилось особое отношение казаков к земле, убеждение в нерасторжимом слиянии человека и природы. Впрочем, по-другому и не могло быть. Земля кормила, она была основой хозяйства. Имея собственный пай, казак чувствовал себя свободным, чем мог похвалиться далеко не всякий в тогдашней России. Соответственно и обращение с землей становилось поистине сыновним: бережливым, трепетным. «Линейцы, - отмечали в XIX веке «Кубанские областные ведомости», - делают свои нивы аккуратно, грудья тщательно разбивают боронами, так что вспаханное поле представляется как бы настланным сырцом чернозема» («КОВ», 3 августа 1874 года). В той же заметке корреспондент сообщает, что казаки охотно используют не «ветхозаветные» плуги, а усовершенствованные, немецкие. Были у тогдашних земледельцев и свои «календарные» сроки сева зерновых культур: «... линейцы на озимый хлеб начинают пахать уже с июня месяца, а в августе при первом дожде уже производят засев». Но что особенно удивило тогдашнего корреспондента, так это прополка казаками наделов пшеницы: «... на Линии (имеется в виду северо-восточная часть Кубани. - М.) очень часто можно видеть в поле сотни женщин, девушек и разных ребятишек, старательно освобождающих свои хлеба от избытка сорных трав». Нашему современнику тоже удивительно: неужели можно пропалывать пшеницу? Несколько гектаров? Вручную? Или, быть может, при помощи какого-то инструмента? Да, такой инструмент был. И без него в полевых работах казаки не могли бы обойтись. Назывался он чистиком. Чистик - не тяпка, но сходство между ними есть. Его сегодня не встретишь даже на стендах краеведческого музея, только в старых казачьих станицах порою мелькнет он…
Пятница, 21 Сентябрь 2012 02:47

Урожай на казачьем подворье

Казачий двор выглядел бы сиротливо, если бы не стоял в нем деревянный амбар для зерна. Иногда их было несколько, крытых черепицей или цинком. Внешне громоздкие, внутри амбары были на редкость удобными. Посередине - проход, слева и справа от него - закрома с зерном. Здесь помещали и специальный сундук для муки с совочком внутри, чтоб удобнее было насыпать. Когда молодайка несла из амбара муку в большой чашке, сверху накрывала настольником, чтобы случайный ветер не развеял муку. Амбары ставили обычно на высоких пиленых ракушечниках, чтобы зерно внутри не сырело и не сгорало. Казаки благоговейно относились к хлебу не только за столом - после еды не оставалось крошек! - но и в поле, еще во время уборки урожая. Заранее складывали мажару или шарабан для перевозки снопов, последний для этого случая «наращивали» дополнительными досками; то и другое внутри укрывали брезентом. На поле снопы передавали из рук в руки: тот, кто был на повозке, не «пулял» их, а укладывал осторожно, как живое существо, соблюдая порядок - колосками внутрь: если и будут сыпаться, то все упадет на брезент. Обычно снопы с поля во дворы перевозили мальчишки, но гонок по дороге никогда не устраивали. До станицы добирались обозом; чтобы превозмочь дремоту - пели песни, фомко переговаривались, подзадоривали друг друга колкими словами. Если и позволяли себе при этом «вольности» - окунуться, не снимая одежды, в речке или попутном ставке, - то только когда нужно было напоить лошадей. Чтобы быстрее убрать урожай, работали с раннего утра и до поздней ночи. Дома поджидали снопы. Место, где собирались молотить, поливали водой,…
Казаки знали толк в ведении хозяйства, были рачительны и трудолюбивы. И не было для них большей награды, чем услышать одобрение от соседей, друзей, атамана, когда те приходили в гости и, оглядывая ухоженный скот и хозяйственные орудия под навесом, говорили: «Да, хозяин в этом дворе есть!» Образцовая хозяйственность к казаку, естественно, приходила не сразу. Бывало по молодости и легкомыслие: «Что во дворе - это не мое дело. Забот в поле и без него хватает!» Зато уж когда казак обретал чувство хозяина, оно дальше только укреплялось. «Свое добро надо оберегать постоянным трудом», - говорили в станицах. Чтобы хозяйка не бегала каждый раз в погреб за кувшином молока, у крылечка, что выходило во внутренний двор, казак закапывал столб, опиленный так, что в центре появлялся шип, похожий на богатырский палец. На него навешивали старое тележное колесо на высоте человеческого роста, чтоб можно было дотянуться рукой. Между спицами его ставили кувшины с молоком, укрытые сверху марлей. Само колесо можно было вращать. Поставленное утром молоко скисало к вечеру, вечернее - к утру было прохладным. Каждое утро казак обходил свой двор, заглядывал в конюшни, коровник, загоны для скота. Все, что оставалось после ночи под ногами лошадей и коров-солома, трава, бурьян, все, что называли изъедьем собирали граблями и вилами, перебрасывали овцам. Не пропадать же добру! Когда во дворе было много животных, возникала проблема «лишнего» навоза. Опытные казаки успевали его и для поля заготавливать, и подбрасывать на базу под ноги овцам и быкам - чтобы те утаптывали его с осени до лета. В жаркие дни, когда скот выгоняли на…

Последние публикации

Конец Запорожской Сечи

16.10.12

В мае 1775 года российские полки по окончании русско-турецкой войны 1768-1774 года следовали домой, на места расквартирования. От возвращающейся с театра военны...

Хотинская битва - как казаки спасли Европу

16.10.12

Пристально вглядываясь в наше прошлое, мы все яснее понимаем - осень это не только время сбора плодов, это еще и пора героев и больших, но кровавых побед. Поэто...

Сказание о кубанских богатырях

21.09.12

Богатыри жили в горах и редко появлялись в степях. Что делали в горах богатыри - неизвестно, но со степями их связывали или случай, или конь. Богатырь без коня ...

Про бабку Бобриху

21.09.12

По всей улице коровы перестали доиться. Да не одна или две, а все сразу. Пошел слух: «Все это проделки бабки Бобрихи. Больше некому!» Жила у нас такая по сосед...

О переселенцах

21.09.12

Рассказывали как-то, как воронежских мужиков переселяли на Кубань. Заметят, бывало, на базаре или на ярмарке высокого, стройного парня - и за ним! Выловят, тут...